Публикации → Предметный бал
Публикация 17 из 31
9 февраля 2014 года

«Предметный бал»

bdf37b28ba7d80bd6d0e80b1b41e6b17

Дизайн этой старинной московской квартиры на Ордынке похож на красивый сон. Как будто предметам и воспоминаниям Дома снится бальный праздник. Все они «по-бальному» начищены, надушены и танцуют свои истории и настроения.

Говорят, если лишить людей возможности видеть сны, дневная жизнь им быстро наскучит. У снов свое время, где завтра может стать вчера, где один и тот же день может повторяться с разными сценариями, где короткие, но любимые сюжеты могут длиться долго, а надоевшие промелькнут мгновенно.

Старинные вещи похожи на сны – они дарят владельцу возможность прожить по-своему их истории с начала до конца и вернуться в будущее. Эта роскошь свободы - в основе удовольствия коллекционера. Игра с антикварными предметами подобна аромату печенья Мадлен, заставляющего героя Марселя Пруста с такой силой и так ярко вспомнить детство, что выводит из небытия целый сонм новых придуманных им воспоминаний, которые меняют, как во сне, всю историю его жизни, обретая новые, не известные до того черты.

3a8b1f4843de42e138ed75882d3d1fef

Последние два века отличаются от предыдущих тем, что чистота крови, благородное происхождение и дворянские титулы утратили идеологическую значимость, но тяга человека к традиционности, размеренному укладу сохранилась. Во многом она реализуется благодаря присутствию в доме антикварных вещей. Это не только семейные реликвии владельцев дома, но и те предметы, в которых память угадывает, как в аромате печенья Мадлен, свои новые воспоминания.

Во времена античности у каждого дома был свой гений места, ангел-хранитель, его символы украшали интерьер. Сегодня старинные вещи тоже своего рода иконические знаки поколений, хранивших в них свои надежды. Первый танец в этом чудесном замоскворецком сне исполняет прихожая.

c087a5f73c874e8267af9da29f9b1771

Дизайнер-режиссер Ирина Татарникова, как будто продлив образные фантазии Петра Ильича Чайковского на темы сказок Гофмана, не стала высветлять темное пространство прихожей, задуманное так в конце 19 века. Она, напротив, подчеркнула его «темноту» сложным сливово-бронзовым оттенком стен и глянцевым потолком. Такая цветовая гамма органично развивает тему русского модерна.

Снимок экрана 2014-02-09 в 20.33

Замоскворецкий бал открывает в прихожей старинный резной шкаф с цветными витражами Серебряного века. Ассоциация с музыкой Чайковского возникла в память о партитуре «танца черных снежинок» в балете Щелкунчик, которую впервые в двадцать первом веке решился восстановить Михаил Шемякин в своей постановке на сцене Мариинского театра. В дизайнерском варианте на этот парафраз темноты решилась Ирина Татарникова.

4f86561c8404a37e98033061bd773b96

Контрастом «тьмы» стал танец Света в гостиной. Чтобы зрительно расширить пространство небольшой залы с асимметричными дверями, Ирина Татарникова заменила их на классические распашные с латунными ручками, вставила в сюрдекорты-фрамуги зеркала.

Мечта хозяйки дома о камине была реализована в его декоративном образе. В портал вставили зеркало, на металлических рамах разложили свечи. В свете солнца, зеркал, свечей, ламп гостиная расправила свои кружевные складки со множеством сложных узоров: приветливо улыбнулись в одной из них старинные статуэтки, в другой - картины.

Спальня на этом балу станцевала пастораль. Главной фигурой которой стал старинный гобелен над кроватью. Его мягкое обаяние длится веками, хранит тепло вручную вплетенных в его основу нитей.

c10ee52575694bfdcf5c04b529911d21

Как-то поэт Рильке, рассматривая французские гобелены из серии мильфердов (их фон заткан тысячами цветов) заметил: «Здесь шесть ковров. Какой в них покой… Они разнятся мало». Действительно, в прозрачных оттенках старинного гобелена, выбранного Ириной Татарниковой вместе с хозяйкой дома, как в сером парижском дожде больше оттенков жемчуга, чем жести. И неважно, что ярко-красные цветы со временем превратились в нежное марево, синие – в дымчатый жемчуг. Эти оттенки времени часто вводят в моду новый цвет юности. В этой пасторали цвет юности оливковых тонов, он ведь так идет креольской красоте хозяйки.


Дом и интерьер, февраль 2014, текст: Елена Конькова, фото: Виктор Чернышев